Inbusiness.kz: Находимся в непонятной ситуации – эксперт о состоянии казахстанской экономики

​Что может поменяться в 2023 году, если учитывать уже имеющиеся пессимистичные факторы? Тему обсуждали в программе “Время говорить” на Atameken Business.

Многие эксперты и аналитические группы, как мировые, так и казахстанские, пытаясь спрогнозировать поведение экономики в 2023 году, почти единогласно отмечают один пункт, негативное влияние которого, увы, сохранится и  в следующем году, передает inbusiness.kz. Речь идет о глубоком геополитическом кризисе, усугубившимся войной в Украине.

Данил Москаленко:

 Где мы сейчас, на каком этапе развития? Куда движемся?

Ануар Куандыков, руководитель Jusan Analytics:

– Находимся в такой непонятной ситуации. Мы поняли, что мы вошли в эпоху высоких ставок, турбулентности и неопределенности. И наши эксперты с нами согласились, что это, наверное, надолго. То есть это не стечение каких-то коротких факторов, а это уже с нами в ближайшее время будет жить. Куда мы движемся? Мы видим, что инфляция растет во всем мире, не только в Казахстане. Мы видим, что темпы экономического роста снижаются, в том числе и в Казахстане. Хуже всего, что сочетаются те два фактора, то есть это ведет к тому, что экономика падает, при этом цены начинают расти. Мы пытались понять, в чем причины, где проблемы. На самом деле мы выделяли три основные проблемы: это ультрамягкая денежно-кредитная политика, в условиях которой мы до этого жили, пандемия, которая разорвала все логистические и производственные цепочки, либо это те геополитические факторы, в условиях которых мы сейчас и живем. Удивительно, что больше 80% наших респондентов, экспертов, которых мы спросили, они считают, что это все-таки монетарные факторы, фискальные факторы, то, что залили много денег.

Данил Москаленко:

 Я посмотрел статистику в отношении малого и среднего бизнеса и могу сказать, что вроде бы у нас все хорошо с учетом того, что у нас идет рост более чем на 20% по действующим компаниям МСБ. Такие данные приводят в нацстатистике

Тимур Жаркенов, заместитель председателя правления НПП  “Атамекен”:

– На самом деле цифры очень неоднозначные. Дело в том, что при анализировании субъектов предпринимательства необходимо смотреть и объем экономики. Что мы наблюдаем? Объем-то экономики не столь сильно вырос, а при этом количество (МСБ. – Прим. ред.) сильно выросло. Что это означает? При том же объеме количество больше, значит, бизнес дробится. Это нехорошо. Необходимо делать выводы из этого дела. При этом какие причины послужили дроблению бизнеса? Бизнес – это очень простой подход всегда. Это “выгодно или не выгодно”. Сейчас монетарная политика, налоговая политика, фискальная делают так, что бизнес хочет уходить в серую зону. По сути, наша налоговая политика выдавливает добросовестный бизнес уже в серую зону, что и повлияло на то, что  существенно выросло количество именно субъектов бизнеса”.

Данил Москаленко:

– Вот этот фактор давления на МСБ вы как-то учитывали и какая у вас позиция здесь, у вашей аналитической группы?

Ануар Куандыков, руководитель Jusan Analytics:

– На самом деле прямое влияние давления на МСБ, активность с точки зрения взаимодействия с налоговыми органами мы в своих прогнозах не учитываем. Поэтому, наверное, тут комментарий господина Жаркенова более уместен.

Данил Москаленко:

 А что вы думаете по поводу кредитования? У нас слишком мало, увы, доступных финансов для бизнеса. И, похоже, их будет еще меньше, потому что ставку-то НБ поднял.

Ануар Куандыков, руководитель Jusan Analytics:

– Давайте будем честны. Ставка да, высокая. Но, с другой стороны, у нас есть большой объем государственных программ, которые субсидируют ставки, субсидируют деятельность МСБ, поэтому даже если вы посмотрите по статистике, по выдаваемым кредитам, то они ниже, чем базовая ставка. Наверное, в этом и есть доля какой-то синхронности фискально-денежной политики”.

Тимур Жаркенов, заместитель председателя правления НПП  “Атамекен”:

– Очень интересная дилемма. В банках, у меня большой опыт работы в банке, есть такая шутка и не шутка… Дело в том, что кому хочет банк профинансировать, тому деньги не нужны. Кто хочет получить в банке кредит, тому банк не хочет выдавать средства. Сейчас формируется, ну, можно сказать, каста бизнеса, которая очень четко понимает: что банку необходимо представить, какие документы, какие залоги имеются, то есть выстроены взаимоотношения с сотрудниками банка в том числе… Выделяются некие государственные средства, допустим, 10 мрд тенге, их надо быстро освоить. В классическом банке 5-10 сотрудников, которые отвечают за финансирование МСБ, ну крупного в том числе. Соответственно, чтобы выполнить план, к кому он пойдет? Ему проще профинансировать 10 проектов, чем 100, проще проанализировать. Это чисто человеческий фактор. Соответственно, он будет укрупнять эти выдаваемые суммы и так далее. То есть формируется такой подход: кто всегда получал кредиты, те и получают кредиты.

Ануар Куандыков, руководитель Jusan Analytics:

– Мы посмотрели количество одобрений, то есть спрос на кредиты, в частности у малого бизнеса, растет очень хорошо, последние три квартала он превышает там 300 тысяч запросов на кредиты, но при этом процент одобрения – он только из квартала в квартал снижается. В чем здесь проблема, мы как раз тоже пытались найти и пытались найти, где точки роста.  Даже если ретроспективно посмотреть историю, то в XX веке страны, которые смогли перейти  ловушку среднего дохода, – это страны экспортно ориентированные. Все эти страны, которые ориентировались на поддержку промышленности и экспорта. Сейчас мы видим, что надо, хоть это и банально, ориентироваться на диверсификацию нашей экономики. Мы очень сильно зависим от нефти, зависим от сырья.

Спикеры затронули и тему взаимодействия государства и частного сектора, точнее, готовность бизнеса отвечать за эффективное развитие экономики с учетом социальной ответственности. Насколько сейчас готово предпринимательство к этому? Интересной была и ремарка по нацфонду.

Ануар Куандыков, руководитель Jusan Analytics:

– Мы постоянно, из год в год говорим, что вот со следующего года мы начнем снижать трансферты из Национального фонда. Хорошо, но мы должны понимать, что 25% всех наших доходов в бюджет – это трансферты из нацфонда. Откуда брать эти деньги? Либо увеличивать налоги, либо снижать социальную ответственность.

Полную версию программы “Время говорить” можно посмотреть по ссылке.

Источник: inbusiness.kz/ru/news/nahodimsya-v-neponyatnoj-situacii-ekspert-o-sostoyanii-kazahstanskoj-ekonomiki

Оқуды ұсынамыз
20 Қаңтар 2023

20 Қаңтар 2023

19 Қаңтар 2023