Informburo.kz: Повышение базовой ставки: как это повлияет на обычных казахстанцев

Почему после изменения базовой ставки меняются проценты по банковским кредитам и депозитам.

25 июля Нацбанк повысил базовую ставку до 14,5%. Для чего это сделано? Как решение главного банка страны отразится на ставках по кредитам и депозитам, а также на темпах инфляции? Об этом в интервью Informburo.kz рассказал руководитель команды экспертов Jusan Analytics Владислав Туркин.

– Что означает повышение базовой ставки для простых казахстанцев? Что это такое и на что она влияет?

– Базовая ставка определяет базовую стоимость денег в экономике. Именно по этой ставке коммерческие банки могут взять деньги у Национального банка или туда их положить. Исходя из этого и руководствуясь своими ожиданиями банки будут корректировать свои ставки как по кредитам, так и по депозитам.

Как это влияет на обычных людей? Прежде всего банки могут пересматривать ставки депозитов. Напомню, что при увеличении базовой ставки пересматриваются максимально рекомендуемые ставки в соответствии с методологией Казахстанского фонда гарантирования депозитов (КФГД). Значит, с увеличением базовой и, как результат, максимальных рекомендуемых ставок банки смогут привлекать тенговые депозиты под более высокий процент.

Это прямой сигнал от Национального банка, чтобы население сберегало, а не тратило.

Второй момент: теперь банки понимают, что они могут положить деньги в Национальный банк Казахстана (НБ РК) под 14,5% и не кредитовать вовсе. Чтобы банки выдали кредит, заёмщику нужно доказать, что он надёжный и принесёт банку гораздо больше, чем 14,5%. Иначе зачем принимать на себя излишние риски, когда можно просто положить средства в Национальный банк Казахстана и получать безрисковую доходность?

Конечно, тут следует помнить, что коммерческие ставки отечественных банков зависят от более широкого спектра параметров, чем одна только базовая ставка. Например, от кредитоспособности заёмщика и уровня риска по нему, ожиданий по инфляции, маржи прибыли акционеров банка. Всё это накладывается на стоимость того, сколько банк платит по привлечённым депозитам, а также с оглядкой на то, что он может разместить в НБ РК, получая безрисковый доход. Как результат, банки скорее всего будут повышать ставки по кредитам.

Кто-то может сказать, что Нацбанк нас не любит, повышает ставку, и кредиты становятся ещё дороже. Но не всё тут однозначно. Даже если Национальный банк не повышает базовую ставку, кредиты в любом случае будут становиться дороже, так как у нас в экономике присутствуют огромные проинфляционные риски, как текущие фактические, которые мы видим, – рост цен, ситуация с дефицитом продуктов, так и ожидаемые. Вся проблема именно в ожиданиях по инфляции, которые учитываются при формировании ставок по кредитам.

Банки, учитывая большие проинфляционные риски и бездействие со стороны Национального банка, начнут сами себя страховать и повышать ставки ещё выше, чтобы не оказаться в убытке.

Из этого можно сделать вывод, что повышение базовой ставки, с одной стороны, ведёт к росту процентных ставок, но в то же время позволяет не допустить чрезмерного роста ставок по кредитам. Иными словами, ставки будут расти, но не так, как в случае бездействия по базовой.

– Как вы думаете, почему Нацбанк принял это решение? Какие ожидания он рассматривает и поддерживаете ли вы это решение?

– Да, решение я поддерживаю. Оно обусловлено тем, что Национальный банк видит значительные проинфляционные факторы и фактическое ускорение инфляции. Соответственно, он должен поддерживать доходность тенговых активов, а это в первую очередь тенговые депозиты.

Нужно учитывать, что экономических агентов достаточно тяжело обмануть. Можно очень громко кричать, что инфляции нет, говорить, что всё хорошо, но экономические агенты не будут вас слушать, они будут покупать валюту и увеличивать текущее потребление, покупку недвижимости и товаров длительного потребления. В результате может начаться массовое давление на национальную валюту, и она начнёт слабеть. Поэтому первая функция – это поддержать доходность тенговых активов в ответ на растущую инфляцию, даже если большинство факторов обусловлено внешним давлением. В любом случае всегда прежде всего нужно поддерживать доходность и привлекательность своих тенговых активов.

Во-вторых, это сигнал банкам, потому что Нацбанк видит огромный рост потребительского кредитования и продолжающийся рост средних темпов выдачи даже по сравнению с прошлым годом. Это несмотря на то, что потребительское кредитование в прошлом году было пике. То есть банкам нужно дать сигнал: “Ребята, остановитесь!”

Банки понимают язык денег как любой экономический агент. Соответственно, Нацбанк им говорит: “Вот 14,5%, положите деньги к нам, не кредитуйте”. Большинство банков, как я и говорил ранее, начинает думать, зачем принимать на себя лишние риски, если можно получать безрисковую доходность. Таким образом, тормозится кредитование.

Да, это плохо, но в условиях проинфляционности дополнительное увеличение кредитования приводит к созданию в экономике большего количества денег, но при этом сама экономика не может обеспечивать товарами такое количество денег в системе. И если пускать на самотёк мультипликацию денег/кредита и не ограничивать её, проинфляционное давление будет только расти. Вначале всем хорошо, все в очередной раз берут кредиты, все расширяют своё потребление, но при этом инфляция ускоряется и появляется бесконечная спираль, где всегда нужно достать больше денег, их стоимость начинает обесцениваться всё быстрее, а экономика всё глубже скатывается в кризис и потерю своего производственного потенциала.

В-третьих, как я уже говорил, нужно повысить доходность тенговых вкладов, чтобы люди больше сберегали, нежели тратили.

Небольшая ремарка: у нас в Казахстане огромное расслоение, и инфляция – это прежде всего налог для бедных. Если богатые люди могут перестроить своё потребление, ожидают, например, увеличения доходов – у них есть другие источники, то бездействие с инфляцией означает в первую очередь ущемление социально уязвимой категории –  бедных людей.

Существует теория, что инфляция – это хорошо, но нет, это так не работает, особенно в нашей стране. Потому что вот это “потерпим” накладывается на наиболее малообеспеченные слои населения, что приводит к очередным социальным волнениям.

Для нашей экономики важнее регулировать риски инфляции, нежели достигать какого-то мнимого роста, которого скорее всего не будет, потому что опять же экономических агентов тяжело обмануть. Экономика от этого не вырастет, если в таких условиях держать низкие процентные ставки.

Сравнивая ситуацию в западных странах, например, где у них низкие ставки во время инфляции – там это работает на рост экономики. У нас это не работает на рост экономики, а работает на непродуктивное потребление, импорт чужой инфляции, усиление импортозависимости, что опять же будет приводить к избыточному ослаблению курса.

– Если не смотреть на западные страны, а на соседей – ту же Россию, где идёт снижение базовой ставки. Некоторые эксперты ожидали, что, наверное, мы поступим примерно так же. Почему мы сделали по-другому, чем обусловлена эта разница?

– Это очень популярный вопрос и частое заблуждение. На самом деле сейчас Россия – это практически замкнутая экономика. Их главная цель – как-то перестроить свою экономику, как-то наладить производство.

Сейчас в России уже несколько недель подряд зафиксирована дефляция – цены снижаются. Они снижаются не в связи с хорошими внешними условиями, а потому что население просто перестало тратить, оно боится, сберегает. Компаниям нужно находить где-то денежные средства для того, чтобы переформатировать своё производство, увеличить его. Население должно тратить, чтобы у компаний появлялись заказы. В таких ситуациях держать высокую ставку, даже в ответ на риски инфляции, означает, что экономика будет ввергнута в рецессию, а это гораздо хуже, чем высокая инфляция.

Если высокая инфляция – это налог на бедных в первую очередь, то рецессия – это глубинный спад экономики, то есть экономика будет постоянно отставать, она будет сокращаться, а это приводит к ухудшению всего.

Например, рецессия в Америке повлекла за собой толпы безработных и проблемы по всем фронтам. И чтобы не допустить рецессию, Центробанк РФ снижает ставку, чтобы разогреть внутреннюю активность, потому что сейчас у них цель – перестройка экономики в условиях, когда всё хочет остановиться, когда люди не хотят тратить и имеют сберегательное настроение. Предприятия не хотят расширяться, не видят причин для этого. А если у них будут дешёвые займы, то скорее всего они начнут это делать. Именно поэтому происходит снижение ставки.

У нас снижение инфляции – это больше сигнал о перегреве, о том, что количество денег не соответствует потенциалу возможностей экономики, идёт бум потребительского кредитования – формируется избыточный спрос населения. Это уже отдельная часть проблем, почему население очень активно замещает свои расходы кредитованием, но в итоге это приводит к дисбалансу спроса в экономике и импорта инфляции, проблем с курсом. У россиян же эта борьба с недопущением скатывания в рецессию, из которой можно не выйти и ещё глубже уронить свою экономику.

– Поговорим о рядовом казахстанце. Как отразится повышение базовой ставки на желании обычного человека взять в будущем, например, ипотеку или автокредит?

– Большинство потребительских кредитов в Казахстане – это так называемая рассрочка, то есть товарный кредит, который выдают некоторые банки, используя мобильные приложения. В рассрочке человек в принципе не видит свой процент, он уже может быть очень большим и, возможно, даже не будет меняться. Всё зависит от договоренностей банка с поставщиками. Насколько я знаю, вижу по цифрам, там уже достаточно широкий процент, поэтому повышение ставки может вообще не отразиться. Там больше отражается инфляционное давление, как я уже говорил.

По ипотеке: у нас уже очень дорогая рыночная ипотека. Проценты же по ипотеке Отбасы банка (у которого разные льготные ипотечные продукты, связанные с госпрограммами), я думаю, от повышения базовой ставки не изменятся.

Что касается автокредитов – да, там тоже может произойти рост, но автокредиты больше завязаны на надёжности заёмщика и постановке залога. То есть по факту может произойти рост только по ставкам кредитов, которые берут в наличной форме, а также по кредитам для бизнеса.

Для казахстанца, рядового потребителя, может ничего не поменяться, если он покупал товары в рассрочку, брал ипотеку в Отбасы банке и имел автокредит. Там больше играют ожидания банка, именно инфляционные –  всё зависит от негатива в экономике, происходящего от роста инфляционных ожиданий.

Для корпоративного заёмщика чуть сложнее, потому что корпоративные заёмщики всегда кредитуются по более низким ставкам, чем розничные. Считается, что у них есть залоги, меньше риска. Но у нас сейчас нет достаточно качественных заёмщиков для банков и при этом нет бизнеса, который может делать доходы, маржу свою семнадцатипроцентную, чтобы ещё 14,5% отдавать банку, поэтому больше всего будет страдать корпоративное кредитование.

Это негатив повышения базовой ставки, но в этом в том числе и цель – чтобы за счёт кредитования не создавались новые деньги, потому что они могут привести к росту инфляции.

Нет такой задачи, чтобы было плохо, есть задача снизить будущее создание денег, притормозить его, чтобы оно не раскручивало инфляцию.

Потому что у нас очень большой негатив по внешним факторам, по внутренним, по геополитической обстановке. Многие предлагают залить это деньгами, но это уже в том или ином виде происходит через расходование бюджета. Соответственно, расходы бюджета не уходят просто так, они могут уйти либо в другие страны (импорт, отток капитала), либо они будут опять же аккумулироваться в банковской системе (новые кредиты, новые расходы).

Всё упирается именно в то, что текущий оборот и использование денег не соответствуют потенциалу нашей страны. Здесь опять же всё упирается в структурные дисбалансы, импортозависимость.

Поэтому рядовому казахстанцу бояться повышения ставок НБ РК нужно прежде всего тогда, когда он видит рост инфляции, а НБРК на это не реагирует, потому что это бьёт гораздо больнее и заставляет банки сильнее повышать ставки.

– Если у меня, например, на депозите 300 тысяч тенге, я разбогатею теперь?

– Повышение ставок, которое анонсировал Казахстанский фонд гарантирования депозитов, влияет на новые вклады, то есть если сейчас заново открыть депозит, он будет по большей ставке.

Для банков это носит больше рекомендательный характер, но, как показывает динамика, обычно банки двигаются практически к потолку рекомендаций, чтобы не потерять клиентов перед. Просто если один банк это делает, а другие – нет, все уйдут к тому, кто повысил – здесь больше играет роль конкуренция.

– Jusan Analytics провёл исследование и пришёл к выводу о перегреве казахстанской экономики. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

– Немного вводной теоретической части: есть фактическое состояние нашей экономики, а есть её потенциал. Потенциал – это когда всё в норме, и деньги соответствуют товарам, производство – мощностям. Сейчас мы видим, что фактическое состояние выше этого потенциала. Мы видим это по параметрам – в первую очередь это инфляция, которую мы считаем отклонением от таргета Нацбанка, от средних и приемлемых значений.

Также мы включаем такой параметр, который всегда служит опережающим параметром инфляции – это рост цен на жильё. Обычно рост этих цен позволяет предугадывать будущую инфляцию. Это такая общемировая практика, точная не на 100%, но такой опережающий индикатор существует. Это первый блок: мы выяснили, что инфляция – вестник того, что что-то с экономикой не так.

Есть у нас второй блок – по кредитным условиям. Это средняя выдача потребительских займов, средняя выдача займов в сфере торговли и услуг, которая является непродуктивной деятельностью для формирования потенциала экономики. Там есть ряд мультипликаторов из монетарной сферы – то есть какое количество вложений в банковские системы или прирост депозитов приводит к увеличению дальнейших кредитов и росту депозитов, и в целом избыточные резервы банка по депозитам. И практически все эти показатели находятся в красной зоне, то есть банки немного заигрываются с кредитованием, но при этом тенговые депозиты не растут. Это звоночек о том, что почему-то нет стимула к росту тенговых депозитов. Или население уже закредитовано так, что для погашения кредитов берут вклады, сбережения.

Второй момент: несмотря на вот эти показатели, продолжается ускорение потребительского кредитования, кредитования непродуктивной сферы. Это приводит к тому, что возникает избыточный спрос, который давит на экономику. Экономика не может дать столько товаров, столько возможностей. И это тоже сигнализирует о перегреве.

И третье – это блок уже экономических условий реальных факторов, там мы видим перегревы и по торговле, и по другим косвенным показателям, и по ожиданиям бизнеса – там всё находится в красной зоне.

Поэтому мы говорим, что сейчас фактическое состояние экономики выше её потенциала.

Это фактическое состояние перегрева приводит к негативу, ослаблению курса, дальнейшему ускорению инфляции и появлению структурных дисбалансов. И с этим перегревом нужно как-то бороться.

– Повышение базовой ставки – один из методов борьбы?

– Да, это один из методов борьбы. Если бы мы говорили, что у нас экономика находится в фазе охлаждения (спада), как, допустим, российская экономика, то мы бы нуждались в фискальном стимулировании, понижении ставки. Это означает, что кредиты, потребление и розничная торговля падают, инфляция снижается – всё говорит о том, что фактическое состояние экономики значительно ниже её потенциала. Так сейчас происходит в РФ, и поэтому рекомендация в этом случае понижать ставку, а в случае перегрева – повышать.

– Что вы можете посоветовать казахстанцам – хранить деньги или срочно тратить?

– На самом деле все эти рекомендации сугубо индивидуальные, они зависят от дохода казахстанцев и от того, какую сумму они могут сберегать. Если речь идёт о том, что большая часть тратится на потребление, здесь единственная рекомендация – держать деньги в банке, плюс-минус Нацбанк реагирует, ставки повышаются. Если же он не реагирует, ставки не повышаются, соответственно, человек выбирает валюту. Пока Нацбанк реагирует, есть больше возможностей класть в тенге. Если сбережений много, то можно идти на фондовый рынок, инвестировать в ценные бумаги.

 – Например, у меня сейчас есть 200 тысяч тенге, что мне с ними делать?

– Сохранить. Потому что в отличие от рекомендаций инвестировать в фондовые рынки, если вы с условными 200 тысячами придёте и купите несколько акций, то принимаете на себя ещё больше рисков – когда рынок снизится, ваши акции принесут значительный убыток. А в банке убытка нет, кроме инфляции.

Но если вы не верите и думаете, что Нацбанк не совсем компенсирует риски по инфляции, то есть выбор – валюта. Экономические моменты не обмануть – валюта всё равно будет ослабляться, если Нацбанк принял недостаточные меры, либо в экономике идёт дальнейшее ускорение инфляции.

Источник: informburo.kz/interview/povysenie-bazovoi-stavki-kak-eto-povliyaet-na-obycnyx-kazaxstancev

We recommend reading
15 November 2022

14 November 2022

14 November 2022